Учебник нового века
.RU

Учебник нового века


серия

УЧЕБНИК НОВОГО ВЕКА

Под редакцией

М.А. Гулиной




Рекомендовано Советом по психологии УМО по классическому университетскому образованию в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению и специаль­ностям психологии


Питер

Москва • Санкт-Петербург • Нижний Новгород • Воронеж Ростов-на-Дону • Екатеринбург • Самара Киев • Харьков • Минск 2002

Оглавление

Предисловие

Глава 1. Психология социальной адаптации и дезадаптации личности (М.Ан. Гулина, Ю. Л. Ковалева)

Социальная адаптация как механизм социализации личности

Представления о социальной адаптации в различных психологических школах

Дезадаптация личности

Стратегии социальной адаптации .

Контрольные вопросы

^ Глава 2. Общая теория социальной работы (М. Ан. Гулина)

Теория социальной работы с точки зрения общей теории систем

Развитие профессиональных стандартов в социальной работе

Этические правила деятельности психолога .

Психологическое консультирование в социальной работе

Контрольные вопросы

^ Глава 3. Психологические основы методологии социальной работы (М. Ан. Гулина)

Современный структурный подход в социальной работе

Диагностический и функциональный подходы в современной

социальной работе

Психоаналитический подход в современной социальной работе

Современная теория процесса психоаналитического консультирования. Когнитивно-бихевиоральные модели в социальной работе

Терапевтическая когнитивная оценка

Мультимодальная терапия

Принципы гуманистической психологии в социальной работе

Контрольные вопросы

^ Глава 4. Психологическая и социальная помощь семье и ребенку

Социально-психологическая помощь младенцам и детям раннего

возраста; программы раннего вмешательства

(Р.Ж. Мухамедрахимов)

Поддержка родителей детей с особыми потребностями

(Р. Ж. Мухамедрахимов, О. М. Пальмов)

Психодинамические механизмы эмоциональных и поведенческих

расстройств у детей и подростков (Н. Л. Васильева) .

Общие принципы и развитие семейного консультирования

(М. Ал. Гулина. Ю. Л. Чупахина)

Семейная психотерапия (Н. Л. Васильева) Психология социальной работы с детьми, пережившими насилие

в семье (М. Ан. Гулина, О. Н. Боголюбова)

Психологические особенности детей — социальных сирот

(М. Ан. Гулина, А. Л. Козлова)

Основы групповой терапевтической социальной работы

(Ю. Т. Ковалев, М. Ал. Гулина)

Контрольные вопросы

Глава 5. Кризисная помощь

Психологические особенности проживания кризиса и утраты

(М. Ан. Гулина, И. Ю. Налимова-Большакова)

Феномен посттравматического стрессового расстройства

(М. Ан. Гулина, О. П. Вихрева)

Проблема суицида и суицидального поведения

(М. Ан. Гулина. С. Ф. Левин)

Психологическое воздействие безработицы (С. Ф. Левин,

И. Ю. Налимова-Большакова)

Психологические особенности людей пожилого возраста

(М. Ан. Гулина, Л. Б. Духновская)

Психологическая помощь подросткам (М. Ан. Гулина, С. Ф. Левин)

Психологические проблемы гомосексуальных отношений

(М. Ан. Гулина, О. Н. Александрова)

Психологическая помощь в местах лишения свободы (М. ан. Гулина,

С. Ф. Левин)

Контрольные вопросы

Приложение. Примеры упражнений по групповой психотерапии

(М. Ан.Гулина)

Чтобы «лед тронулся» Самые большие ожидания и самые большие опасения

Пища для размышлений: незаконченные предложения Роли выживания в семье: психодрама

Альтернативы гневу

Игры со стыдом

Слова, которые ранят

Список использованной литературы

Список рекомендуемой литературы

Предметный указатель

За годы работы в области неклинической психологии

и социальной помощи мы накопили не только опыт по­нимания человеческой боли, но и умение интегрировать ее в нечто созидающее. (Как сказал один социальный работник: «Мы, конечно, можем сесть и заплакать от всего этого, но кому это поможет?») Мы надеемся, что все это нашло отражение на страницах нашего учебника.

^ Коллектив авторов

Предисловие

Развитие социальной работы как государственно организованных программ помо­щи наименее защищенным слоям населения в нашей стране началось только чуть более 10 лет назад, хотя традиции попечительской и благотворительной деятель­ности были достаточно глубокими в дореволюционной России. Рождением, или институализацией, социальной работы как профессиональной области можно счи­тать 1870 год: время первой Национальной конференции социальных работников США. В настоящее время за рубежом социальная работа — отдельная научная об­ласть, в которой проводятся обширные исследования, защищаются диссертации и присваивается ученое звание Professor of Social Work (профессор социальной ра­боты); практически каждый зарубежный университет имеет в своем составе от­дельный факультет социальной работы, где требования к профессиональным на­выкам выпускников очень высоки. Развитие социальной работы в нашей стране даже в сравнительно короткий срок со всей очевидностью показало такую же не­обходимость профессионализации этой одной из самых гуманных практик.

Это, в свою очередь, невозможно без развития психологии социальной работы, так как профессионализация социальной работы связана именно с пониманием психологических механизмов и возможных последствии — как положительных, так и отрицательных — действий социальных работников, психологов, психиат­ров, социальных педагогов, работников приютов, служащих собесов, пеницитарных и других подобных учреждений, запятых в различных социальных программах.

В главах учебника, посвященных общим теоретическим и методологическим вопросам, большое внимание уделено динамике представлений о предмете соци­альной работы. Если довоенный период характеризовался большим вниманием к прагматическим проблемам, с которыми сталкивались социальные работники, то в послевоенный период, параллельно с бурным развитием альтернативных пси­хоанализу направлений в психологии личности и психотерапии, социальная рабо­та стала приобретать все более психологическое содержание как практика и все более часто психологические концепции стали привлекаться для интерпретации накапливаемого опыта. Эта тенденция психологизации социальной работы в ее определенных разделах простирается вплоть до современного периода, когда пи­шутся труды по «лечению в социальной работе» (например, F. Turner, Social Work Treatment [«Лечение в социальной работе»], 1979), по психодиагностике в соци­альной работе, а практическая подготовка социальных работников складывается из разнообразных тренингов по навыкам вмешательства в ситуацию, требующую

помощи (intervention skills), по умению слушать клиента и т. д. Так, уже в1954г. предметом социальной работы стало считаться предотвращение и снижение соци­ально и психологически опасных эффектов кризисных ситуаций; акцент также ста­вился на развитие этичных гармоничных и эффективных взаимоотношений между индивидуумом и обществом и сообществом, в которых он находится. Ведущими в социальной работе стали 3 крупных блока методов: консультирование, поиск ре­сурсов и создание сети вокруг клиента. Стало ясно, что в отличие от других прак­тик целью социальной работы должно быть самоусиление человека, которому ока­зывается помощь.

Над теорией социальной работы в послевоенных Европе и Америке работала целая плеяда крупных теоретиков, часть из них видела функции социальной рабо­ты в помощи людям достичь таких взаимоотношений, которые способствуют реа­лизации их потенциала в соответствии с их культурными обычаями и ценностя­ми. Замечательное по своей лаконичности определение дал американский ученый Г. Херн, который в 1958 г. писал, что «взаимоотношения являются сущностью со­циальной работы, будучи как ее целью, так и ее средствами». Интересно, что по времени это очень близко к периоду разработки в советской психологии В. Н. Мясищевым его концепции, где сходным образом была определена сущность психо­терапии.

Социальная работа в истории развития своего предмета претерпела ряд ради­кальных изменений фокуса исследования, самым серьезным таким изменением является смещение внимания от причин к функции: от поиска и излечения при­чин дисфункций к созданию работающей адекватной программы, в которой обще­ство несет ответственность за данную дисфункцию. Прежние модели «помощи нуждающимся» становятся все менее популярными: практика социальной работы отражает все более развивающуюся демократическую этику, что проявляется в понимании социального благополучия как «права» всех и каждого, а не «дара» привилегированных непривилегированным, хотя верно и то, что социальные ра­ботники и по сей день отождествляют себя с давней традицией беспокойства и от­ветственности за нужды людей и социальные стрессы.

Первая в России специализация «психология социальной работы» была со­здана на кафедре социальной адаптации и психологической коррекции личности факультета психологии СПбГУ в 2000 г.

Основным направлением учебной работы кафедры и специализации стала подготовка психологов (как теоретиков и исследователей, так и практиков) для сферы оказания неклинической психологической помощи всем слоям населения, особенно наименее защищенной его части — это, например, дети — социальные сироты; люди, пережившие острую утрату или находящиеся в посттравматическом состоянии; дисфункциональные семьи или семьи в периоды кризисов, миграций и т. п.

Все авторы учебника — практикующие в своей области специалисты, выпускники факультета психологии СПбГУ, практически все обучались или стажировались за рубежом и на своем опыте знают, как непросто «трансплантировать» зарубежные социальные программы в условия современного российского общества».

Над книгой также работали выпускники кафедры: ст. преподаватель СПбГУ'1 им. М. А. Бонч-Бруевича ^ С. Ф. Левин, психолог-консультант центра помощи женщинам «Цапля» О. В. Александрова, психолог-исследователь центра помощи семьям «Хоум-Старт» Ю. А. Чупахина, психолог Челябинского центра занятое I и И. Ю. Налимова-Большакова.

^ М. А. Гулина

От издательства.

Марина Анатольевна Гулина — доктор психологических наук, профессор, заве дующий кафедрой социальной адаптации и психологической коррекции

личности СПбГУ, автор более 80 научных работ, из которых около 20 опубликованы л;, рубежом. М. А. Гулина является дипломированным специалистом в области психоанализа, гештальт-терапии и рационально-эмотивной терапии; состоит членом профессиональных психологических обществ России (РПО), Санкт-Петербур»., (СПбПО), США (АРА, 1АТА), Великобритании {ЕЕС^ВР8)\ член редакционного совета международного журнала The British Journal of Social Work . Является руководителем ряда проектов социальной и психологической помощи, практикующие психотерапевт.


^ Глава 1 ПСИХОЛОГИЯ СОЦИАЛЬНОЙ

адаптации и дезадаптации личности


Социальная адаптация — это интегративный показатель со­стояния человека, отражающий его возможности выполнять определенные биосоциальные функции, а именно:

• адекватное восприятие окружающей действительности и собственного организма;

• адекватная система отношений и общения с окружаю­щими; способность к труду, обучению, к организации до­суга и отдыха;

• изменчивость (адаптивность) поведения в соответствии с

ролевыми ожиданиями других (Психологический сло­варь. М., 1997. С. 13).

^ Социальная адаптация как механизм социализации личности

При изучении адаптации одним из наиболее актуальных вопросов является вопрос о соотношении адаптации и со­циализации. Процессы социализации и социальной адапта­ции тесно взаимосвязаны, так как отражают единый процесс взаимодействия личности и общества. Часто социализация связывается только с общим развитием, а адаптация — с приспособительными процессами уже сформировавшейся лич­ности в новых условиях общения и деятельности. Явление социализации определяется как процесс и результат актив­ного воспроизведения индивидом социального опыта, осу­ществляемого в общении и деятельности. Понятие социали­зации в большей степени имеет отношение к социальному опыту, развитию и становлению личности под воздействи­ем общества, институтов и агентов социализации. В процес­се социализации формируются психологические механизмы взаимодействия личности со средой, осуществляющиеся в процессе адаптации.

Таким образом, в ходе социализации человек выступает как объект, восприни­мающий, принимающий, усваивающий традиции, нормы, роли, созданные обще­ством; социализация обеспечивает нормальное функционирование индивида в обществе. В ходе социализации осуществляются развитие, формирование и ста­новление личности, в то же время социализация личности является необходимым условием адаптации индивида в обществе. Социальная адаптация является одним из основных механизмов социализации, одним из путей более полной социализа­ции.

^ Социальная адаптация — это:

а) постоянный процесс активного приспособления индивида к условиям новой социальной среды;

б) результат этого процесса.

Социально-психологическим содержанием социальной адаптации является сбли­жение целей и ценностных ориентации группы и входящего в нее индивида, усвое­ние им норм, традиций, групповой культуры, вхождение в ролевую структуру группы.

В ходе социально-психологической адаптации осуществляется не только при­способление индивида к новым социальным условиям, но и реализация его потребностей, интересов и стремлений; личность входит в новое социальное окру­жение, становится его полноправным членом, самоутверждается и развивает свою индивидуальность. В результате социально-психологической адаптации сформи­руются социальные качества общения, поведения и деятельности, принятые в об­ществе, благодаря которым личность реализует свои стремления, потребности, интересы и может самоопределиться.

^ Представления о социальной адаптации в различных психологических школах

Психоаналитическое понимание адаптации опирается на представления 3. Фрейда, заложившего основы теории адаптации, о структуре психической сферы лично­сти, в которой выделяются три инстанции: инстинкты Ид, система иитериоризованной морали Суперэго и рациональные познавательные процессы Эго. Содержание Ид почти целиком бессозна­тельно; оно включает как психические формы, которые никогда не были сознательными, так и материал, ока­завшийся неприемлемым для сознания. «Забытый» ма­териал продолжает обладать силой действия, которая вышла из-под сознательного контроля. Эго развивается из Ид; эта структура находится в контакте с внешней ре­альностью и контролирует и модулирует импульсы Ид. Суперэго развивается из Эго. Независимо от побужде­ний Ид и независимо от Эго Суперэго оценивает, огра­ничивает, запрещает и судит сознательную деятельность. Социальная среда рассматривается как изначально враждебная личности и ее стремлениям, и социальная Зигмунд Фрейд адаптация трактуется как процесс установления гомеостатического равновесия между личностью и требова­ниями внешнего окружения (среды). На восстановле­ние приемлемого уровня динамического равновесия, которое увеличивает удовольствие и минимизирует не­удовольствие, расходуется энергия, возникающая в Ид. Эго реалистически обращается с основными побужде­ниями Ид и является посредником между силами, дей­ствующими в Ид и Суперэго, и требованиями внешней реальности. Суперэго действует как моральный тор­моз или противовес практическим заботам Эго и уста­навливает границы подвижности Эго.

Эго испытывает тревожность, которая развивается в ситуации угрозы (реальной или воображаемой), при этом угроза слишком велика, чтобы ее игнорировать или справиться с ней. Фрейд указывает основные прототипические ситуации, порождающие тревожность:

1. Потеря желаемого объекта (например, ребенок, лишенный родителей, близко­го друга или любимого зверька).

2. Потеря любви (потеря любви и невозможность завоевать вновь любовь или одобрение кого-то, кто много для вас значит).

3. Потеря личности (себя) — потеря «лица», публичное осмеяние.

4. Потеря любви к себе (Суперэго порицает действия или черты характера, что кончается чувством вины или ненавистью к себе).

Процесс адаптации в психоаналитической концепции можно представить в ви­де обобщенной формулы: конфликт—тревога—защитные реакции. Социализация личности определяется вытеснением влечения и переключением энергии на санк­ционированные обществом объекты (3. Фрейд), а также как результат стремле­ния личности компенсировать и сверхкомпенсиро1зать свою неполноценность (А. Адлер).

Подход Э. Эриксона отличается от основной психоаналитической линии и пред­полагает наличие также и позитивного выхода из ситуации противоречия и эмо­циональной нестабильности в направлении гармонического равновесия личности и среды: противоречие—тревога—защитные реакции индивида и среды—гармони­ческое равновесие или конфликт.

Вслед за 3. Фрейдом психоаналитическую концепцию адаптации разрабаты­вал немецкий психоаналитик Г. Гартман.

Г. Гартман признает большое значение конфликтов для развития личности, но он отмечает, что не всякая адаптация к среде, не всякий процесс научения и созре­вания являются конфликтными. Процессы восприятия, мышления, речи, памяти, творчества, моторное развитие ребенка и многие другие могут быть свободны от конфликтов. Гартман вводит термин «свободная от конфликта сфера Я» для обо­значения той совокупности функций, которая в каждую данную минуту оказыва­ет воздействие на сферу психических конфликтов.

Адаптация, согласно Г. Гартману, включает как процессы, связанные с кон­фликтными ситуациями, так и те процессы, которые входят в свободную от кон­фликтов сферу Я.

Современные психоаналитики вслед за 3. Фрейдом выделяют две разновидно­сти адаптации:

1) аллопластическая адаптация, которая осуществляется за счет изменений во внешнем мире, совершаемых человеком для приведения его в соответствие со своими потребностями;

2) аутопластическая адаптация, которая обеспечивается изменениями личности (ее структуры, умений, навыков и т. п.), помогающих ей приспосабливается к среде.

Эти две собственно психические разновидности адаптации дополняются еще одной: поиск индивидом благоприятной для него среды.

^ Гуманистическое направление исследований социальной адаптации критику­ет понимание адаптации в рамках гомеостатической модели и выдвигает положе­ние об оптимальном взаимодействии личности и среды. Основным критерием адаптированности здесь выступает степень интеграции личности и среды. Целью адаптации является достижение позитивного духовного здоровья и соответствия ценностей личности ценностям социума. При этом процесс адаптации не есть про­цесс равновесия организма и среды. Процесс адаптации в этом случае можно опи­сать формулой: конфликт—фрустрация—акт приспособления.

В основе концепций этого направления лежит понятие здоровой, самоактуали­зирующейся личности, которая стремится к достижению своих жизненных целей, развивая и используя свой творческий потенциал. Равновесие, укорененность в среде уменьшают или совсем уничтожают стремление к самоактуализации, которая и делает человека личностью. Только стремление к развитию, к личностному росту, т. е. к самоактуализации образует основу для развития и человека, и общества.

Выделяются конструктивные и неконструктивные поведенческие реакции. По А. Маслоу, критериями конструктивных реакций являются: детерминация их требованиями социальной среды, направленность на решение определенных про­блем, однозначная мотивация и четкая представленность цели, осознанность по­ведения, наличие в проявлении реакций определенных изменений внутриличностного характера и межличностного взаимодействия. Неконструктивные реакции не осознаются; они направлены лишь на устранение неприятных переживаний из сознания, не решая при этом самих проблем. Таким образом, эти реакции являют­ся аналогом защитных реакций (рассматриваемых в психоаналитическом направ­лении). Признаками неконструктивной реакции служат агрессия, регрессия, фиксация и т. п.

По К. Роджерсу, неконструктивные реакции — это про­явление психопатологических механизмов. По А. Маслоу, неконструктивные реакции в определенных условиях (в условиях дефицита времени и информации) играют роль действенного механизма самопомощи и свойствен­ны вообще всем здоровым людям.

Выделяются два уровня адаптированности: адапта­ция и дезадаптация. Адаптация наступает при достиже­нии оптимального взаимоотношения между личностью и средой за счет конструктивного поведения. В случае отсутствия оптимального взаимоотношения личности и среды вследствие доминирования неконструктивных ре­акций или несостоятельности конструктивных подходов наступает дезадаптация.

Процесс адаптации в когнитивной психологии лично­сти можно представить формулой: конфликт—угроза-реакция приспособления. В процессе информационного взаимодействия со средой личность сталкивается с ин­формацией, противоречащей имеющимся у нее установ­кам (когнитивный диссонанс), при этом переживается состояние дискомфорта (угроза), которое стимулирует личность на поиск возможностей снятия или уменьше­ния когнитивного диссонанса. Предпринимаются:

• попытки опровергнуть поступившую информацию;

• смена собственных установок, изменение картины мира;

• поиск дополнительной информации с целью установления согласованности между прежними представлениями и противоречащей им информацией.

В зарубежной психологии значительное распространение получило необихе­виористское определение адаптации. Авторы этого направления дают следующее определение социальной адаптации.

^ Социальная адаптация — это:

• состояние, при котором потребности индивида, с одной стороны, и требования среды — с другой — полностью удовлетворены. Это состояние гармонии между индивидом и природой или социальной средой;

• процесс, посредством которого это гармоническое состояние достигается.

Таким образом, социальную адаптацию бихевиористы понимают как процесс изменении (физических, социально-экономических или организационных) в по­ведении, социальных отношениях или в культуре в целом. Цель этих изменений — улучшение способности выживания групп или индивидов. В данном определении присутствует биологический оттенок, указывающий па связь с теорией эволюции и внимание преимущественно к адаптации групп, а не индивида, причем речь не идет о личностных изменениях в ходе адаптации индивида. Между тем в этом опре­делении можно отметить следующие позитивные моменты:

а) признание адаптивного характера модификации поведения через учение, ме­ханизмы которого (научение, обучение, заучивание) являются одними из важ­нейших механизмов приобретения адаптивных механизмов личности;

б) использование термина «социальная адаптация» для обозначения процесса, посредством которого индивид или группа достигает состояния социального равновесия в смысле отсутствия переживания конфликта со средой. При этом речь идет лишь о конфликтах с внешней средой и игнорируются внутренние

конфликты личности.

^ Интеракционистская концепция адаптации дает определение эффективной адаптации личности как адаптации, при достижения которой личность удовлетво­ряет минимальным требованиям и ожиданиям общества. С возрастом все более сложными становятся те ожидания, которые предъявляются к социализируемой личности. Ожидается, что личность должна перейти от состояния полной зависи­мости не только к независимости, но и к принятию ответственности за благополу­чие других. В интеракционистском направлении адаптированным считается чело­век не только усвоивший, принявший и осуществляющий социальные нормы, но и принимающий на себя ответственность, ставящий и достигающий целей. Со­гласно Л. Филипсу, адаптированность выражается двумя типами ответов на воз­действия среды:

1) Принятие и эффективный ответ на те социальные ожидания, с которыми встре­чается каждый в соответствии со своим возрастом и полом. Например, учебная деятельность, установление дружеских отношений, создание семьи и т. п. Та­кую адаптированность Л. Филипс считает выражением конформности к тем требованиям (нормам), которые общество предъявляет к поведению личности.

2) Гибкость и эффективность при встрече с новыми и потенциально опасными условиями, а также способность придавать событиям желательное для себя на­правление. В этом смысле адаптация означает, что человек успешно пользуется создавшимися условиями для осуществления своих целей, ценностей и стрем­лений. Адаптивное поведение характеризуется успешным принятием реше­ний, проявлением инициативы и ясным определением собственного будущего.

Представители интеракционистского направления разделяют понятия «адап­тация» и «приспособление». Т. Шибутани считал, что каждую личность можно охарактеризовать комбинацией приемов, которые позволяют ей справляться с за­труднениями, и эти приемы могут рассматриваться как формы адаптации. Таким образом, адаптация относится к хорошо организованным способам справляться с типическими проблемами (в отличие от приспособления, которое заключается в том, что организм приспосабливается к требованиям специфических ситуаций).

Такое понимание адаптации содержит идею активности личности, представле­ние о творческом, целеустремленном и преобразующем характере ее социальной активности.

Итак, независимо от различий в представлениях об адаптации в различных концепциях можно отметить, что личность выступает в ходе адаптации как ак­тивный субъект этого процесса.

О. И. Зотова и И. К. Кряжева подчеркивают активность личности в процессе социальной адаптации. Они рассматривают социально-психологическую адаптацию как взаимодействие личности и социальной среды, которое приводит к правиль­ным соотношениям целей и ценностей личности и группы. Адаптация происходит тогда, когда социальная среда способствует реализации потребностей и стремле­ний личности, служит раскрытию и развитию ее индивидуальности.

В описании процесса адаптации фигурируют такие понятия, как «преодоле­ние», «целенаправленность», «развитие индивидуальности», «самоутверждение».

В зависимости от структуры потребностей и мотивов личности формируются следующие типы адаптационного процесса:

• тип, характеризующийся преобладанием активного воздействия на социаль­ную среду;

• тип, определяющийся пассивным, конформным принятием целей и ценност­ных ориентации группы.

Как отмечает А. А. Реан, существует еще и третий тип адаптационного процес­са, являющийся наиболее распространенным и наиболее эффективным с точки зрения адаптации. Это вероятностно-комбинированный тип, основанный на ис­пользовании обоих вышеназванных типов. При выборе того или иного варианта личность оценивает вероятность успешной адаптации при разных типах адапта­ционной стратегии. При этом оцениваются: а) требования социальной среды — их сила, степень ограничения целей личности, степень дестабилизирующего влия­ния и т. п.; б) потенциал личности в плане изменения, приспособления среды к себе.

Большинство отечественных психологов выделяют два уровня адаптирован-ности личности: полная адаптированность и дезадаптация.

А. Н. Жмыриков предлагает учитывать следующие критерии адаптивности:

• степень интеграции личности с макро- и микросредой;

• степень реализации внутриличностного потенциала;

• эмоциональное самочувствие.

А. А. Реан связывает построение модели социальной адаптации с критериями внутреннего и внешнего плана. При этом внутренний критерий предполагает пси­хоэмоциональную стабильность, личностную конформность, состояние удовле­творенности, отсутствие дистресса, ощущения угрозы и состояния эмоционально-психологической напряженности. Внешний критерий отражает соответствие ре­ального поведения личности установкам общества, требованиям среды, правилам, принятым в социуме, и критериям нормативного поведения. Таким образом, дез­адаптация по внешнему критерию может происходить одновременно с адаптированностью по внутреннему критерию. Системная социальная адаптация — это адаптация как по внешнему, так и по внутреннему критерию.

Таким образом, социальная адаптация подразумевает способы приспособления, ре­гулирования, гармонизации взаимодействия индивида со средой. В процессе социаль­ной адаптации человек выступает как активный субъект, который адаптируется к среде в соответствии со своими потребностями, интересами, стремлениями и ак­тивно самоопределяется.

^ Дезадаптация личности

В концепции общего адаптационного синдрома Г. Селье (совокупность адаптаци­онных реакций организма человека и животных, носящих общий защитный ха­рактер и возникающих в ответ на значительные по силе и продолжительности неблагоприятные воздействия) конфликт рассматривается как следствие несоот­ветствия потребностей личности ограничивающим требованиям социальной сре­ды. В результате этого конфликта происходит актуализация состояния личност­ной тревоги, что, в свою очередь, включает защитные реакции, действующие на бессознательном уровне (реагируя на тревогу и нарушение внутреннего гомеостаза, Эго мобилизует личностные ресурсы).

Таким образом, степень адаптированности личности при данном подходе опре­деляется характером ее эмоционального самочувствия. Вследствие этого выделя­ются два уровня адаптации: адаптированность (отсутствие у личности тревоги) и неадаптированность (ее наличие).

Важнейшим показателем дезадаптации является нехватка «степеней свободы» адекватного и целенаправленного реагирования человека в условиях психотравмирующей ситуации вследствие прорыва строго индивидуального для каждого человека функционально-динамического образования — адаптационного барье­ра. У адаптационного барьера две основы — биологическая и социальная. В со­стоянии психического напряжения происходит приближение барьера адаптиро­ванного психического реагирования к индивидуальной критической величине. При этом человек использует все резервные возможности и может осуществлять особенно сложную деятельность, предвидя и контролируя свои поступки и не ис­пытывая тревоги, страха и растерянности, препятствующих адекватному поведе­нию. Длительное, и особенно резкое, напряжение функциональной активности барьера психической адаптации приводит к его перенапряжению, что проявляет­ся в преневротических состояниях, выражающихся лишь в отдельных, наиболее легких нарушениях (повышенная чувствительность к обычным раздражителям, незначительная тревожная напряженность, беспокойство, элементы заторможенности или суетливости в поведении, бессонница и др.). Они не вызывают измене­ний целенаправленности поведения человека и адекватности его аффекта, носят временный и парциальный характер.

Если же давление на барьер психической адаптации усиливается и все его резервные возможности оказываются исчерпанными, то происходит надрыв барь­ера — функциональная деятельность в целом хотя и продолжает определяться прежними «нормальными» показателями, однако нарушенная целостность ослаб­ляет возможности психической активности, а значит, сужаются рамки приспособительной адаптированной психической деятельности и появляются качественно и количественно новые формы приспособительных и защитных реакций. В част­ности, наблюдаются неорганизованное и одновременное использование многих «степеней свободы» действия, что ведет к сокращению границ адекватного и целе­направленного поведения человека, т. е. невротическим расстройствам.

Симптомы расстройства адаптации не обязательно начинаются сразу и не ис­чезают немедленно после прекращения стресса.

Реакции адаптации могут протекать: 1) с депрессивным настроением; 2) с тре­вожным настроением; 3) со смешанными эмоциональными чертами; 4) с наруше­нием поведения; 5) с нарушением работы или учебы; 6) с аутизмом (без наличия депрессии и тревоги); 7) с физическими жалобами; 8) как атипичные реакции на стресс.

Расстройства адаптации включают в себя следующие моменты: а) нарушение в профессиональной деятельности (включая школьное обучение), в обычной соци­альной жизни или во взаимоотношениях с другими; б) симптомы, выходящие за рамки нормы и ожидаемых реакций на стресс.

^ Стратегии социальной адаптации

Процесс социальной адаптации предполагает проявление различных комбинаций приемов и способов, стратегий социальной адаптации. Понятие «стратегия» в об­щем смысле можно определить как направляющий, организующий способ веде­ния действий, поведения, рассчитанных на достижение не случайных, сиюминут­ных, а значимых, определяющих целей.

^ Стратегия социальной адаптации как способ гармонизации индивида со сре­дой, способ приведения в соответствие его потребностей, интересов, установок, ценностных ориентации и требований окружения должна рассматриваться в кон­тексте жизненных целей и жизненного пути человека. В связи с этим необходимо рассмотреть такой спектр понятий, как «образ жизни», «история жизни», «карти­на жизни», «жизненный план», «жизненный путь», «стратегия жизни», «стиль жизни», «жизненный сценарий».

В. А. Ядов отмечает, что социально-психологический анализ образа жизни призван выявить механизмы саморегуляции субъекта, связанные с его отношени­ем к условиям жизни и деятельности, с его потребностями и жизненными ориентациями, а также с его отношением к социальным нормам.

К. А. Абульханова-Славская выделяет основные принципы изучения личности в процессе жизнедеятельности, сформулированные С. Л. Рубинштейном и Б. Г. Анань­евым:

• принцип историзма, где включение личности в историческое время позволяет рассматривать биографию как ее личностную историю;

• генетический подход, дающий возможность выделить разные основания для определения этапов, ступеней ее развития в жизни;

• принцип связи развития и жизненного движения личности с ее трудовой дея­тельностью, общением и познанием.

В основу принципа историзма была положена идея Ш. Бюлер. которая предло­жила провести аналогию между процессом жизни личности и процессом истории и объявила жизнь личности индивидуальной историей. Индивидуальную, или личную, жизнь в ее динамике она назвала жизненным путем личности и выделила ряд аспектов жизни, чтобы проследить их в динамике:

• последовательность внешних событий как объективная логика жизни;

• логика внутренних событий — смена переживаний, ценностей — эволюция внутреннего мира человека;

• результаты деятельности человека.

Движущей силой личности Ш. Бюлер считала стремление iv самоосуществле­нию и творчеству. Как подчеркивала К. А. Абульханова-Славская, понимание жизненного пути Ш. Бюлер содержало главное: жизнь конкретной личности не случайна, а закономерна, она поддается не только описанию, но и объяснению.

Б. Г. Ананьев считал, что субъективная картина жизненного пути в самосозна­нии человека всегда строится соответственно индивидуальному и социальному развитию, соизмеряемому в биографо-исторических датах.

А. А. Кроник представляет субъективную картину жизненного пути как образ. временные измерения которого соизмеримы с масштабами человеческой жизни в целом, образ, в котором запечатлено не только прошлое личности — история ее становления, не только настоящее — жизненная ситуация и текущая деятель­ность. но и будущее — планы, мечты, надежды. Субъективная картина жизненного пути ~ это психический образ, в котором отражены социально обусловленные пространственно-временные характеристики жизненного пути (прошлого, настоя­щего и будущего), его этапы, события и их взаимосвязи. Этот образ выполняет функции долговременной регуляции и согласования жизненного пути личности с жизнью других, прежде всего значимых для нее, людей.

С. Л. Рубинштейн, анализируя работы Ш. Бюлер, воспринял и развил идею жизненного пути и пришел к выводу, что жизненный путь нельзя понять только как сумму жизненных событии, отдельных действий, продуктов творчества. Его необходимо представлять как нечто более цельное. Для раскрытия целостности, непрерывности жизненного пути С. Л. Рубинштейн предложил не просто выде­лять его отдельные этапы, но и выяснить, как каждый этап подготавливает и влия­ет на следующий. Играя важную роль в жизненном пути, эти этапы не предопре­деляют его с фатальной неизбежностью.

Одна из наиболее важных и интересных мыслей С. Л. Рубинштейна, по мне­нию К. А. Абульхановой-Славской, — это идея о поворотных этапах жизни че­ловека, которые определяются личностью. С. Л. Рубинштейн утверждает идею активности личности, ее «деятельную сущность», способность совершать выбор, принимать решения, влияющие на собственный жизненный путь. С. Л. Рубин­штейн вводит понятие личности как субъекта жизни. Проявления этого субъекта состоят в том, как осуществляется деятельность, общение, какие вырабатываются линии поведения на основе желаний и реальных возможностей.

К. А. Абульханова-Славская выделяет три структуры жизненного пути: жиз­ненная позиция, жизненная линия и смысл жизни.^ Жизненная позиция, состоя­щая в самоопределении личности, формируется ее активностью и реализуется во времени как линия жизни. Смысл жизни ценностно определяет жизненную пози­цию и линию жизни. Особое значение придается понятию «жизненная позиция», которое определяется как «потенциал развития личности», «способ осуществле­ния жизни» на основе личностных ценностей. Это основная детерминанта всех жизненных проявлении личности.

Понятие «жизненная перспектива» в контексте концепции жизненного пути личности К. А. Абульханова-Славская определяет как потенциал, возможности личности, объективно складывающиеся в настоящем, которые должны проявлять­ся и в будущем. Вслед за С. Л. Рубинштейном К. А. Абульханова-Славская под­черкивает, что человек является субъектом жизни и индивидуальный характер его жизни проявляется в том, что личность выступает ее организатором. Индиви­дуальность жизни состоит в способности личности организовать ее по своему замыслу, в соответствии со своими склонностями и устремлениями, которые отражаются в понятии «смысл жизни».

В качестве критерия правильного отбора жизненного пути человека К. А. Абуль­ханова-Славская выдвигает главный - удовлетворенность или неудовлетворенность жизнью.

Возможность личности предвидеть, организовывать, направлять события своей жизни или напротив, подчиниться ходу жизненных событий позволяет говорить о существовании различных способов организации жизни. Эти способы рассматриваются как способности разных типов личностей стихийно или сознательно строить свои жизненные позиции. Само понятие жизненной стратегии К. А. Абуль­ханова-Славская определяет как постоянное приведение в соответствие особенно­стей своей личности и способ своей жизни, построение своей жизни исходя из своих индивидуальных возможностей. Стратегия жизни состоит в способах изме­нения, преобразования условий, ситуаций жизни в соответствии с ценностями личности, в умении соединять свои индивидуальные особенности, свои статусные и возрастные возможности, собственные притязания с требованиями общества и окружающих. В этом случае человек как субъект жизни интегрирует свои харак­теристики как субъекта деятельности, субъекта общения и субъекта познания и соотносит свои возможности с поставленными жизненными целями и задачами.

Таким образом, стратегия жизни — это стратегия самоосуществления лично­сти в жизни путем соотнесения жизненных требований с личностной активно­стью, ее ценностями и способом самоутверждения.

Стратегия социальной адаптации представляет собой индивидуальный способ адап­тации личности к обществу и его требованиям, для которого определяющими явля­ются опыт ранних детских переживаний, неосознанных решений, принятых в со­ответствии с субъективной схемой восприятия ситуаций и сознательный выбор поведения, сделанный в соответствии с целями, стремлениями, потребностями, системой ценностей личности.

Таким образом, стратегия социальной адаптации — универсальный и индивидуальный принцип, способ социальной адаптации человека к жизни в его окруже­нии, учитывающий направленность его устремлений, поставленные им самим це­ли и способы их достижения.

Стратегии социальной адаптации индивидуальны и неповторимы для каждой личности, тем не менее можно выделить некоторые черты и признаки, являющие­ся общими, характерными для ряда стратегий, и выделить таким образом типы стратегий социальной адаптации.

Многообразие видов и способов социально-психологической адаптации может быть рассмотрено как с точки зрения типов направленности активности в процес­се адаптации (и тогда оно задается ведущими мотивами личности), так и с точки зрения конкретных видов и способов адаптации, которые задаются, с одной сторо­ны, иерархией ценностей и целей, зависящих от общей направленности, а с дру­гой — психологическими и психофизиологическими особенностями личности.

В классификации А. Р. Лазурского выделяются три уровня отношений. На первом уровне личность всецело зависит от среды. Окружение, внешние условия подавляют человека, таким образом происходит недостаточное приспособление. На втором уровне приспособление происходит с пользой для себя и для общества. Люди, находящиеся на третьем уровне отношений — творческое отношение к сре­де, умеют не только удачно приспособиться к среде, но и воздействовать на нее, изменяя и преобразовывая окружающую среду в соответствии со своими собст­венными потребностями и влечениями.

Таким образом, А. Р. Лазурский предусмотрел возможность направленности преобразовательного эффекта в результате социально-психологической адапта­ции личности как на изменение и перестройку личностной структуры (первый и второй уровни), так и вовне.

Аналогичные идеи высказывает Ж. Пиаже, по мнению которого условием ус­пешной адаптации можно считать оптимальное сочетание двух аспектов социаль­ной адаптации: аккомодации как усвоения правил среды и ассимиляции как пре­образования среды.

Н. Н. Милославова характеризует типы адаптации в связи с уровнем соответ­ствия личности внешним условиям, «врастания в среду», не включая процесс пре­образования, воздействия личности на среду:

• уравновешивание — установление равновесия между средой и индивидом, ко­торые проявляют взаимную терпимость к системе ценностей и стереотипам друг друга;

• псевдоадаптация — сочетание внешней приспособленности к обстановке с от­рицательным отношением к ее нормам и требованиям;

• приноравливалие — признание и принятие основных систем ценностей новой ситуации, взаимные уступки;

• уподобление — психологическая переориентация индивида, трансформация прежних взглядов, ориентации, установок в соответствии с новой ситуацией.

Индивид может последовательно пройти все эти этапы, постепенно все более «врастая» в социальную среду от стадии уравновешивания до стадии уподобле­ния, а может остановиться на какой-то из них. Степень включенности в адаптаци­онный процесс зависит от ряда факторов: от степени «герметичности» личности, от характера ситуации, от отношения индивида к ней и от жизненного опыта адап­тирующегося.

Различия в способе индивидуальной жизни предполагают построение различ­ных стратегий, ведущим параметром которого К. А. Абульханова-Славская счита­ет активность как внутренний критерий личности в реализации ее жизненной программы. В качестве основания для описания различных стратегии личности К. А. Абульханова-Славская предлагает распределение инициативы и ответствен­ности как индивидуальный способ реализации активности. Личность, в структуре которой преобладает ответственность, всегда стремится создать себе необходи­мые условия, заранее предусмотреть, что нужно для достижения цели, подгото­виться к преодолению трудностей, неудач. В зависимости от уровня притязаний и направленности люди с развитой ответственностью могут проявлять различные способы самовыражения. Так, человек исполнительного типа обладает низкой ак­тивностью самовыражения, неуверен в своих силах, нуждается в поддержке окру­жающих, ситуативен, подчинен внешнему контролю, условиям, приказам, сове­там; он боится перемен, неожиданностей, стремится зафиксировать и удержать достигнутое.

Другой тип личности, с высокой ответственностью, получает удовлетворение от выполненного долга, самовыражается через его выполнение, его жизнь может быть распланирована до мельчайших деталей; ежедневное, ритмичное выполнение запланированного круга обязанностей приносит ему но окончании дня чувство удовлетворения; в жизни таких людей отсутствуют далекие перспективы, они не ждут ничего для себя, но всегда готовы выполнить чужие требования.

Люди с иного рода жизненной ответственностью могут иметь и друзей, и зна­комых, но вследствие чувства «один на один» с жизнью исключают как какую-либо ориентацию на поддержку и помощь со стороны других людей, так и возможность брать на себя ответственность за других, поскольку, по их мнению, это увеличива­ет их зависимость и связывает свободу самовыражения. Ответственность таких людей реализуется в самых разных ролях.

Личность с развитой инициативой находится в состоянии постоянного поиска, стремится к новому, не удовлетворяясь готовым, заданным, руководствуется в основном только желательным, интересным, «загорается» идеями, охотно идет на любой риск, но, столкнувшись с новым, отличным от воображаемого, от создан­ных им планов и замыслов, не может четко обозначить цели и средства, наметить этапы в реализации планов, отделить достижимое от недостижимого. Для ини­циативной личности чаще всего важны не результаты, а сам процесс поиска, его новизна, широта перспектив. Такая позиция субъективно создает разнообразие жизни, ее проблемность и увлекательность.

Можно выделить различные типы инициативных людей в зависимости от их склонности принимать на себя ответственность. Одни из них предпочитают де­литься с окружающими своими проектами, предложениями, идеями, интенсивно вовлекать людей в круг своих творческих поисков, брать на себя ответственность за их научную и личную судьбу. Этим людям свойственно гармоничное сочетание инициативы и ответственности. Инициативность других людей может ограничи­ваться благими намерениями, а замыслы не претворяются в жизнь. Целостность или частичность их активности зависит от характера их притязаний и степени связи с ответственностью.

Человек, у которого инициативность является жизненной позицией, постоян­но идет на поиск новых условий, на активное изменение жизни, расширяет круг жизненных занятий, дел, общения; он всегда выстраивает личностную перспекти­ву, не только обдумывает что-то новое, но и строит многоступенчатые планы, реа­листичность и обоснованность которых зависят уже от степени ответственности, уровня развития личности.

У людей, сочетающих инициативу и ответственность, стремление к новизне и готовность к неопределенности, связанной с риском, сбалансированы; они посто­янно расширяют свое семантическое и жизненное пространство, но могут уверен­но распределять его на необходимое и достаточное, реальное и желаемое. Ответст­венность для такого человека предполагает не только организацию деятельности, но и возможность не жить ситуативно, а сохранять автономию и возможность проявить инициативу.

Е. К. Завьялова и С. Т. Посохова различают индивидуальные стратегии адапта­ции в связи с поисковой активностью, направляемой человеком на совершенствование системы взаимодействия с окружающей средой и самим собой. Пассивная стратегия наиболее характерна для людей, находящихся в состоянии социального или эмоционального шока, и проявляется в стремлении человека сохранить себя прежде всего как биологическую единицу, оставить неизменным прошлый образ жизни, использовать отлаженные и ранее эффективные стереотипы взаимодейст­вия с окружением и самим собой. Ядром пассивной стратегии адаптации являются негативные эмоциональные переживания: тревога, фрустрация, ощущение утраты, непреодолимости преград; прошлое кажется прекрасным независимо от реальности, настоящее воспринимается драматично, помощь ожидается извне; учащают­ся агрессивные реакции по отношению к окружающим и к себе; человек боится взять на себя ответственность за принятие рискованных решений.

Пассивная стратегия адаптации обусловливается рядом личностных свойств и, в свою очередь, формирует определенный тип личности, доминирующее положение в структуре которой занимают сверхосторожность, педантичность, ригидность, предпочтение регламентации всякой творческой активности и свободе решений, ориентация на принятие коллективно выработанного решения, тяга к обезличи­ванию, безоговорочному принятию социальных норм, ответственное выполнение привычных обязанностей.

В случае возникновения новых форм взаимодействия человека с природой, об­ществом, самим собой реализуется активная стратегия адаптации — стратегия, центрированная на совершаемых самим человеком внутриличностных и внешних социальных перестройках, на изменении прежнего образа жизни, на преодолении трудностей и разрушении неудовлетворяющих отношений; при этом человек ори­ентируется на собственные внутренние резервы, готов и способен отвечать за свои действия и решения. В основе активной стратегии адаптации лежат реалистиче­ское отношение к жизни, способность видеть не только негативные, но и позитив­ные стороны действительности; человек воспринимает преграды как преодолимые. Его поведению и деятельности свойственны целенаправленность и организован­ность; активное, преодолевающее поведение сопровождается преимущественно позитивными эмоциональными переживаниями. Центрированная на преодоле­нии, активная стратегия, так же как и пассивная, формирует определенный психо­логический портрет личности: социальная направленность действия и решений, социальная уверенность и уверенность в себе, высокая личная ответственность, самостоятельность, коммуникабельность, высокий уровень притязаний и высо­кая самооценка, эмоциональная устойчивость.

Сопоставляя рассмотренные подходы, можно в общем и целом определить стра­тегию социальной адаптации как преимущественный способ построения субъек­том своих отношений с окружающим миром, другими людьми и самим собой в ре­шении жизненных задач и достижении жизненных целей.

При оценке этой стратегии необходимо рассмотреть сферу субъективных от­ношений личности: а) отношение к себе, оценка своей успешности, принятие себя;

б) интерес к окружающим и общению с ними, отношение к окружению и людям в целом, принятие других людей, представление об их оценке личности, позиция в общении (доминирование или ведомость) и в конфликтных ситуациях; в) пози­ция в отношении мира в целом, которая может проявляться в предпочтении тех или иных переживаний, отражающихся в уровне притязаний личности, ее способе возложения ответственности и отношении к будущему (открытость будущему или страх перед будущим, замыкание на настоящем).

Заключая вышесказанное, в рамках психоаналитического направления соци­альная адаптация трактуется как гомеостатическое равновесие личности с тре­бованиями внешнего окружения (среды). Социализация личности определяется вытеснением влечения и переключением энергии на санкционированные обществом объекты (3. Фрейд), а также как результат стремления личности компенсиро­вать и сверхкомпенсировать свою неполноценность (А. Адлер).

В рамках гуманистического направления исследований социальной адаптации выдвигается положение об оптимальном взаимодействии личности и среды. Основ­ным критерием адаптированности здесь выступает степень интеграции личности и среды. Целью адаптации является достижение позитивного духовного здоровья и соответствия ценностей личности ценностям социума. При этом процесс адаптации не есть процесс равновесия организма и построения субъектом

^ Социальная адаптация подразумевает способы приспособления, регулирования, гармонизации взаимодействия индивида со средой. В процессе социальной адаптации человек выступает как активный субъект, который адаптируется к среде в соответствии со своими потребностями, ресурсами, стремлениями и активно самоопределяется. Процесс социальной адап­тации предполагает проявление различных комбинаций приемов и способов, стра­тегий социальной адаптации.

Стратегия социальной адаптации представляет собой индивидуальный спо­соб адаптации личности к обществу и его требованиям, для которого являются определяющими влияния опыта ранних детских переживаний, неосознанных ре­шений, принятые в соответствии с субъективной схемой восприятия ситуаций. сознательным выбором поведения в соответствии с целями, стремлениями, по­требностями, системой ценностей личности.

Контрольные вопросы

1. Почему именно проблема адаптации так активно разрабатывается в психоло­гии и других науках о человеке?

2. Адаптация — это процесс или результат?

3. Проблема адаптации — это изначально биологическая, психологическая или социальная проблема?

4. Как вы можете пояснить выражение 3. Фрейда: «Болезнь — это симптом циви­лизации»?

5. Что мог иметь в виду русский философ Н. Бердяев, говоря, что «культура все­гда была великой неудачей жизни»?

6. Какова роль бессознательного в осуществлении процесса адаптации?

7. Какова может быть «цена» адаптации?



uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-informatika-i-programmirovanie-specialnost.html
uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-infrastruktura-zhilishnoj-i-kommunalno-bitovoj-sferi-programmi-operezhayushego-professionalnogo-obucheniya-i-povisheniya-kvalifikacii.html
uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-inostrannij-yazik-080105-65-finansi-i-kredit.html
uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-integraciya-detej-s-narusheniyami-v-razvitii.html
uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-internet-programmirovanie.html
uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-inzhenernie-konstrukcii-i-osnovi-arhitekturi-osnovnoj-obrazovatelnoj-programmi-po-napravleniyu-podgotovki-specialnosti.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zadacha-lyubogo-pedagoga-probudit-interes-k-uchebnoj-deyatelnosti-dobitsya-proyavleniya-uchashimisya-aktivnosti-v-izuchenii-kak-programmnogo-tak-i-dopolnitelnogo-materiala.html
  • diploma.bystrickaya.ru/voennaya-politika-ssha-skvoz-prizmu-filosofii-i-personalij-chast-4.html
  • urok.bystrickaya.ru/poziciya-rukovodstva-ukraini-i-naftogaza-ne-imeet-smisla-volodin-pervij-kanal-novosti-03-01-2006-kokorekina.html
  • znanie.bystrickaya.ru/82-trebovaniya-k-itogovoj-gosudarstvennoj-attestacii-vipusknikov-v-v-radaev-prisutstvovali.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-6-professionalnoe-prakticheskie-rekomendacii-otdelnie-glavi-i-rekomendacii-publikuyutsya-v-zhurnale-upravlenie-personalom.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/rabota-s-molodimi-semyami-rabota-s-zhenshinami-ozhidayushimi-rebenka-analiticheskaya-spravka-muk-centralizovannaya.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/plan-konspekt-uroka-po-tehnologii-klass-vremya-2ch-tema-azhurnoe-vipilivanie.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/kozlova-gg-uchebniki-i-uchebnie-posobiya-massovogo-sprosa-prohodyat-ekspertizu-i-imeyut-grifi-ministerstva-obrazovaniya.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zhizn-i-nauchnie-otkritiya-allavuaze-i-klbertolle-chast-4.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/sekciya-metodika-prepodavaniya-matematiki.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/vliyanie-nishodyashego-izlucheniya-atmosferi-na-radioteplovie-izobrazheniya-i-kontrasti-zemnih-pokrovov-v-diapazone-millimetrovih-voln-specialnost-01-04-03-radiofizika.html
  • assessments.bystrickaya.ru/bt-ge-dajindau-rdsnde-mektep-tlektern-zirettlktern-aliptastiru-sharti-retnde.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/rezultati-gosudarstvennoj-itogovoj-attestacii-vipusknikov-9-h-klassov-po-russkomu-yaziku.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/radio-rossii-vesti-04022011-1100-radioprogramma-vesti-radio-rossii-04022011.html
  • doklad.bystrickaya.ru/v-i-kochetov-oao-niirtmash-g-tambov-a-s-klinkov-m-v-sokolov-p-s-belyaev-tambovskij-gtu-optimalnoe-proektirovanie-stanin-valcev.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/zajmi-predostavlennie-affilirovannim-licam-otchet-otkritogo-akcionernogo-obshestva-korshunovskij-gorno-obogatitelnij-kombinat.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/spisok-rekomenduemoj-literaturi-po-kursu.html
  • esse.bystrickaya.ru/puteshestvie-po-knizhnoj-vselennoj-miri-chteniya.html
  • thescience.bystrickaya.ru/instrukciya-po-organizacii-ucheta-teplovoj-energii-i-teplonositelej-na-territorii-stranica-4.html
  • thesis.bystrickaya.ru/programma-disciplini-administrativnoe-prinuzhdenie-dlya-specialnosti-030501-65-yurisprudenciya-podgotovki-specialista-avtor-k-yu-n-docent-n-v-kichigin.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/protokol-zasedaniya-ekspertnoj-gruppi-ot-29-06-2011.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/vserossijskie-publichnij-otchyot-gou-sosh-153-shkola-polnogo-dnya.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/primernaya-programma-disciplini-klinicheskaya-farmakologiya-dlya-studentov-obuchayushihsya-po-specialnosti-lechebnoe-delo.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/moskva-v-epohu-kamnya-i-bronzi-chast-2.html
  • studies.bystrickaya.ru/9-infologicheskaya-konceptualnaya-fizicheskaya-modeli-bd-modelirovanie-kak-metod-poznaniya-formi-predstavleniya-modelej.html
  • znanie.bystrickaya.ru/7-chudesa-prodolzhayutsya-nikolaj-levashov.html
  • tasks.bystrickaya.ru/222-implikativnie-formi-modifikacij-strukturno-semanticheskaya-klassifikaciya-konstrukcij-realizuemih-v-predvibornih-teledebatah.html
  • institut.bystrickaya.ru/tema-9-set-zvukovogo-veshaniya-szv-kurs-lekcij-dlya-studentov-ochnogo-i-zaochnogo-otdelenij-po-specialnosti-210406.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-6-evolyuciya-i-sotvorenie-mira-koncepcii-sovremennogo-estestvoznaniya.html
  • lesson.bystrickaya.ru/mayak-novosti-19092005-garin-petr-1500-igra-na-vremya-18-vremya-novostej-lomovcev-eduard-20-09-2005-173-str-1-18.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/kostyumi-i-odezhda-gorozhan-pervoj-chetverti-xix-stoletiya.html
  • school.bystrickaya.ru/itogi-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-gorodishenskogo-municipalnogo-rajona.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/resheniem-soveta-shkoli.html
  • letter.bystrickaya.ru/obshaya-dolevaya-sobstvennost-v-grazhdanskom-zakonodatelstve-rossii.html
  • desk.bystrickaya.ru/osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-110400-agronomiya-kvalifikaciya-stepen-bakalavr-selskogo-hozyajstva-harakteristika-napravleniya-podgotovki.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.